Узнайте о нашем производстве

Беседа с писателями Дмитрием Савельевым и Еленой Кочергиной

«Истинная любовь супругов друг к другу не может не привести их к Богу…»


Saveliev-Kochergina.jpg

Дмитрий и Елена живут в небольшой комнатке в блочной девятиэтажке постройки 70-х годов. Первым делом мне бросаются в глаза два горных велосипеда, стоящие у стены.

— Это наши старички, — улыбается Дмитрий, перехватывая мой взгляд. — Серебряному — двадцать лет, бордовому — четырнадцать. Каждый тысяч по двадцать пробежал. Все шестерёнки уже заменили — старые стёрлись. А вообще они в хорошей форме.

— Старый друг лучше новых двух, — подтверждает Елена. — Рука не поднимется их кому-то отдать, чтобы купить новые. Столько вместе пережито!

В красном углу стоит венчальный складень — Казанская Богоматерь и Христос с Евангелием. Над кроватью — распятие.

— Крест со Святой Земли, — поясняет Дмитрий. — Родные привезли. Сами мы на медовый месяц съездили в Турцию и больше из России ни ногой.

— И совсем не хочется побывать на Святой Земле или на Афоне?

— Раздирать «одну плоть» на две части, чтобы одна из половинок отправилась в паломничество на Святую Гору? — удивляется Дмитрий. — По-моему, это как-то неправильно. На Афон пусть ездят холостяки, монахи. А мы надеемся побывать там вместе — после того как земля преобразится. Тогда не будет запрета женщинам на въезд.

— Ну а на Святую Землю съездить не хочется? Её называют пятым Евангелием.

— Это не совсем верно, — возражает Дмитрий. — Я бы не ставил места́ земной жизни и страданий Спасителя наравне с Евангелиями. Да, Святая Земля тоже благовествует, но на что она действует? На сердце. А Новый Завет — бесконечная пища для разума. В Евангелиях такие глубины, которые не могли познать величайшие святые. Можно ли сказать про Христа, что Он есть самое чистое и доброе Сердце? Нет. Мы скажем: у Него самое чистое и доброе сердце из всех людей. А можно сказать про Спасителя, что Он есть Разум, всякий ум превосходящий? Можно и говорится. Поэтому Евангелие — это в одном из значений Сам Христос, Слово Отчее. А Святая Земля — лишь следы Его пребывания, помогающие укрепляться в вере, когда она ослабевает.

— У меня слово «спасаться» ассоциируется с пребыванием на одном месте, — добавляет Елена. — Сразу вспоминаются Серафим Саровский, Феофан Затворник и другие святые, которые никуда не выезжали. Разъезды и паломничество нарушают гармонию внутренней жизни, отвлекают от богомыслия. Мне кажется, они нужны либо новоначальным, либо тем, у кого ослабела вера.

— Интересная позиция. А у вас самих вера никогда не ослабевала?

— Настолько, чтобы надо было ехать на Святую Землю — нет, — улыбается Дмитрий. — Конечно, периодически случаются приступы маловерия, но, как правило, хватает обычных средств борьбы — понуждения себя на молитву, чтения Евангелия, причащения.

— К тому же мы — одна плоть, — говорит Елена. — С одной стороны, это означает, что мы можем заражать друг друга грехами. Но с другой стороны, мы и исцеляем друг друга, когда кто-то из нас впадает в яму маловерия.

— Насколько я понял, повесть «Свет за облаками» — это как раз хвалебный гимн браку?

— Можно и так сказать, — отвечает Елена. — Вернее, это хвалебный гимн истинному браку и истинной любви. Мы уверены, что истинная любовь супругов друг к другу не может не привести их к Богу, к Божественной Любви. Каковы признаки истинного брака? Готовность пожертвовать собой, своими интересами, полностью открыться своей второй половинке, жить её жизнью и дать возможность ей жить своей жизнью. Тот, кто научится быть одной плотью с другим человеком, сможет перенести эти отношения и на Христа, впустить в себя Бога, стать одним целым со Спасителем. Эта мысль многократно звучит в Евангелии: Христос называется женихом человеческой души, а единение человека со Христом сравнивается с брачным союзом. В одном из толкований и таинство Крещения есть обручение души с Богом — залог полного единения в Царстве Небесном, где Господь будет всё и во всём. Исповедуемся и причащаемся мы для того же — чтобы полностью открыть свою душу и своё тело Небесному Жениху.

— Ваш «Свет за облаками», как мне кажется, перекликается с «Переландрой» Клайва Льюиса. Я прав?

— Я бы сказал, что «Свет за облаками» скорее похож на «Расторжение брака» того же Льюиса, — размышляет Дмитрий. — Это притча, в которой речь идёт не о прошлом, а о настоящем, не о каком-то ином мире или другой планете, а о нашем собственном мире, о наших душах. Она о каждом из нас, ведь все мы когда-то «упали с неба» в адские бездны земли и теперь должны вновь научиться любить и устремлять свой взгляд к небесам. Это трудно, но реально. Господь всех нас приглашает на экскурсию в рай и предлагает там остаться, но нам решать — принять ли это приглашение или вернуться в свой персональный ад. В «Свете за облаками» наши герои принимают приглашение Господа, чего мы искренне желаем всем нашим читателям.

— А кто такой Агапэ?

— По-моему, его имя говорит само за себя. Думаю, читатель и сам догадается, что мы зашифровали в этом произведении, если хорошенько подумает, — отвечает Елена.

— Слышал, вы сейчас отошли от прозы для взрослых и переключились на сказки для детей. Что вас к этому подвигло?

— Да, не так давно мы увлеклись написанием сказок, — рассказывает Дмитрий. — Правда, нельзя сказать, что это чисто детская литература. Сказки наши не только и не столько для детей, сколько для их родителей-взрослых. Мы так и назвали наш новый сборник: «Добрые сказки для взрослых (и) детей». Причём «и» стоит в скобках, чтобы можно было прочитать «для взрослых детей». Кстати, мы и тут не то чтобы очень отступили от нашего любимого направления — фантастической притчи. Ведь в наших сказках, как и в других наших произведениях, присутствует иносказание, метафора. К ним читателю надо подбирать ключик, чтобы понять заложенные там христианские идеи. Но в то же время мы старались писать эти сказки так, чтобы и детям тоже было интересно их читать. Вспомните, Ганс Христиан Андерсен сочинял свои сказки в основном для взрослых, а теперь они стали эталоном сказки для детей. Надеемся, что и наши сказки понравятся людям всех возрастов. В них, само собой, нет свойственных взрослой литературе описаний сцен насилия или сексуальных сцен, всё предельно мягко.

— А вдохновил нас на написание таких сказок-притч один прекрасный человек и чудесный современный сказочник — Станислав Владимирович Брейэр, — добавляет Елена. — Именно он заразил нас своими необычными, немного даже сумасшедшими (в хорошем смысле слова) сказками, где в качестве героев выступают ожившее озеро, окно, кровать и так далее. Но самое главное — сказки эти удивительно добрые и светлые, в них выражены дух и суть христианства. После их прочтения нам тоже захотелось испытать себя на этом поприще, попробовать написать по-настоящему добрые христианские сказки. Ну а насколько хорошо у нас это получилось — судить читателю.

— Есть какие-нибудь планы на будущее? Что пишете или хотите написать?

— Очень хочется написать сказочно-фантастическую повесть для подростков, — говорит Елена. — Это, на мой взгляд, самый обиженный возраст в плане того, что для него пишется мало хороших книг русскими авторами. Хотя на Западе сейчас очень популярны книжные сериалы для подростков — по ним уже снято множество фильмов. Думаю, не надо их перечислять — все и так их прекрасно знают. Секрет их популярности, как мне кажется, в том, что их читают и смотрят не только подростки, но и взрослые люди. Возможно, это следствие общей инфантилизации современного читателя и зрителя. Литература для взрослых кажется ему слишком сложной и непонятной, а произведения для подростков — как раз по разуму. Так что, не исключено, что и у нас скоро войдут в моду произведения, написанные для среднего школьного возраста. Однако кто бы ни был нашим потенциальным читателем — ребёнок или взрослый, — мы хотим, чтобы наше произведение не было пустым развлекательным чтивом (хотя, конечно, оно должно быть интересным и необычным), а несло нравственный и духовный заряд, тянуло к Небу, заставляло задуматься над бытийными вопросами.

— Ну а что касается сюжета будущей повести, то он примерно такой, — подхватывает Дмитрий. — Брат с сестрой, погодки, едут на «Сапсане» в Санкт-Петербург в гости к друзьям. В дороге они по неизвестной причине оба засыпают, а когда просыпаются, то обнаруживают, что попали совсем не в тот город, в который ожидали попасть. По городу разгуливают говорящие йоркширы, древесные великаны и тролли, вместо Зимнего дворца в небе парит замок с титанами, в Неве обитают русалки, и повсюду разлито волшебство. Зачарованный Питер опутывает брата и сестру своими сетями, и с каждым днём им становится всё тяжелее вырваться из волшебной реальности. Эта повесть по задумке — в первую очередь о нравственном выборе; о предательстве, падении, восстании и очищении; о том, что добро всегда сильнее зла. И, конечно же, о том, как нелегко порой бывает вернуться домой, в объятия отчие.

— Начало интригует. Желаю удачи в написании повести. Всех вам благ!

— И вам спасибо за интересные вопросы.


Беседовал Денис Пашковский


Купить книгу «Свет за облаками»

Биография Елены Кочергиной

Рецензия на книгу Алексея Федотова

Рецензия на книгу Виктора Герасина