Узнайте о нашем производстве

Все о духовном развитии, православии и православной литературе в наших группах

Вконтакте, Одноклассниках, Facebook и в нашей группе в Елицах.

Подписывайтесь на наш instagram.

Читайте новый блог «Вокруг семьи», посвященный православной семье:
Вконтакте, Одноклассниках, Facebook.

Новости

Все новости

13.12.2016
(0)

Представляем Вам, друзья, новую колонку замечательной писательницы Ольги Батлер

Представляем Вам, друзья, новую колонку замечательной писательницы Ольги Батлер, которую она дарит читателям нашего блога. Из эпизода, о котором вспоминает Ольга Владимировна, ясно видно, как Бог управляет миром и жизнью каждого из нас. Желаем Вам приятного чтения!

Ольга Батлер - Лучшие вещи.jpg

***
Лучшие вещи
Началось, как в стихотворении про даму, которая сдавала в багаж диван, чемодан, саквояж. Мы погрузили вещи в наш микроавтобус. Осталось место, и мы поставили туда бытовую технику и кабину для душа. Потом, поддавшись азарту, впихнули плетёную мебель и стратегические запасы хозяйственных мелочей.
Миллион вещей необходим человеку на даче. И не только летом. Муж умудрился втиснуть искусственную ёлку между швейной машинкой и телескопом. На ёлке одиноко болтался картонный ангелок, давным-давно купленный мною на наше первое совместное Рождество.
Мы выехали ранним майским утром. Ла-Манш, домики на холмах северной Франции, небольшая пробка в тоннеле Антверпена, гостиница в немецкой деревне – наш до предела нагруженный микроавтобус бодро катил по дорогам Европы. Сутки в море, и вот мы уже в Прибалтике. На российской таможне мой «Билайн» перешёл с роуминга на домашнюю связь. Вечером будем пить чай на даче.
- Здесь в основном бывшие в употреблении вещи,- беззаботно сообщила я таможеннице. 
Мы стояли перед распахнутой боковой дверью микроавтобуса. Задняя дверь не открывалась.  
- Старые вещи или новые, вы что – не знаете, сколько килограммов можно провозить? – поперхнувшись от возмущения, сказала таможенница. – Правил не читаете, так хоть у соседей спросили бы.
Про каких соседей она спрашивала – русских, английских?
- Соседи сказали, что мы сумасшедшие.
Она кивнула, соглашаясь с этим, и уже сочувственно посоветовала:
- Возвращайтесь в Англию. Избавьтесь там от перегруза и заднюю дверь заодно почините.
Потрясённые, мы полдня мотались по прибалтийским дорогам вдоль полей, аккуратно засаженных странными двадцатисантиметровыми ёлочками. Наша любовно собранная кладь в одночасье превратилась в обузу, в лишние килограммы, которые не пускали нас в Россию.  Ехать обратно в Англию? – Ни за что! Но с дверью надо разобраться. 
Я залезла в автобус, проползла под самой крышей к заклинившей ручке. И почувствовала, что не могу двинуться ни вперёд, ни назад. Застрять в куче собственного барахла на опушке леса в чужой стране... И почему мы, обычно внимательные к законам, ни разу ни засомневались, организуя эту авантюру?  
Муж за ноги вытянул меня наружу.
- Давай найдём гостиницу, - предложил он. – А то у меня уже борода выросла. 
Так мы оказались в совершенно российском с виду городке – с деревянными домами, сиренью в палисадниках, православным храмом. Жители общались на чистейшем русском, но нигде не нашлось ни единой надписи на кириллице. Городок выглядел обезлюдевшим. 
Мы зашли в местный бар, разговорились с местными. 
- Шестнадцать похорон, одна свадьба – так за год арендовался наш зал, - рассказал бармен.  
- Это по всей стране. Молодежь уехала в Западную Европу, - объяснила стоявшая рядом женщина. 
На следующий день мы бесцельно катили знакомым маршрутом – мимо ферм, мимо странных ёлочек. Мы теперь знали, что их высаживает шведская компания, надолго арендовавшая местный лес. Это программа возмещения деревьев, вырубаемых шведами.
- Идея! – объявил муж. – Оставим вещи у какого-нибудь фермера. А осенью, когда обратно поедем, заберём их, продадим на eBay.
И вот стоим перед воротами большого амбара.
- Сколько возьмете за хранение? - деловито спросила я фермера (назову его Сашей).
- Ничего не возьму, – хмуро ответил он. – Вы разгружайтесь, я пока отъеду по хозяйству.
Вытащив поклажу и присев отдохнуть, мы впервые рассмеялись: сидим на собственном диване, на новых чехлах цвета бургундского вина посреди двора, перед рождественской ёлкой с ангелочком. Рядом, как подарки, сложены коробки с чаем, кофе, шампунями и гелями, посуда, настенные часы, постельное белье, светильники разнокалиберные. 
- Добрый день! –  раздалось сверху.
Из распахнутого окна фермерского дома нам улыбалась женщина. Это была жена Саши.
- Мой сын вам чаю принесет. Извините, сама не могу спуститься. 
Вскоре появился паренек с кружками чая. Он оказался разговорчивее отца, и мы узнали, что мать семейства тяжело болеет – проблемы с позвоночником. Отец делает что может, но тяжело ему одному.
- Ты не помогаешь? – удивилась я.
Нет, парень сам только что приехал из Голландии, где батрачил. И опять туда возвращается. 
- Отцовское хозяйство мало прибыли приносит. А мне свою семью надо содержать.
Будто в подтверждение его слов в доме заплакал младенец...
Вернувшийся Саша поднял шуруп, который выпал из нашей коробки, рассмотрел его на своей черной после работы ладони.
- Приблизительно такой для трактора ищу.
- Переведи ему, пусть себе оставит, - сказал муж. - И насчет прочего, объясни как-нибудь. 
– Саша, простите, всё поменялось неожиданно, - начала я. - Мы осенью другим путём будем возвращаться... Если вам эти вещи нужны...
 У Саши почему-то заходили желваки.
- Думаю, пригодятся...  Не поверите, - его лицо осветила улыбка, – у нас ведь плита на той неделе сломалась.

***
На следующий день мы сидели на даче на только что привезенных плетеных креслах. В углу стоял телескоп, на столе – наш невесомый ангелок. Немногое приехало с нами. 
- Не жалеешь?
- Наоборот. Меня словно кто-то в макушку поцеловал после этих приключений. 
До чего особенное чувство – вдруг понять, что все твои огорчения, недоразумения и совпадения не напрасны. Шаг за шагом они отмеряют путь, о смысле которого ты узнаешь только в самом конце. 
Электроплиту мы вскоре купили. Душевая кабина на даче вообще оказалась бы лишней, она бы окно перекрыла. Ёлки прямо на участке растут, любую можно нарядить для зимнего праздника. Да и всё остальное было не очень важное для нас, зато необходимое кому-то другому. 
Я теперь про такое говорю – «осталось в Прибалтике», и то лёгкое чувство возвращается ко мне.
Осенью мы опять проезжали мимо Сашиной фермы, но не стали туда заглядывать, чтобы не беспокоить хозяев. 

Ольга Батлер


Сказочную повесть Ольги Батлер "Тринкет" можно приобрести здесь

Другие ее колонки читайте здесь






Возврат к списку

Подпишитесь на рассылку

Подпишитесь на нашу рассылку и получите купон скидки на один заказ.

Вы будете в курсе скидок, акций и спецпредложений.