Узнайте о нашем производстве

30.11.2016
(0)

Книга о Федоре Ушакове выходит в издательстве «Символик»

Друзья, продолжаем представлять новую серию книг для детей "Русские воители за веру и отечество", первые выпуски которой выйдут в издательстве "Символик" в декабре. Сегодня - о книге Наталии Иртениной "Ушаков - адмирал от Бога".
Фёдор Фёдорович Ушаков — самый прославленный российский флотоводец, которого называли «морской Суворов». Подобно своему великому современнику, он тоже не знал поражений в боях, хотя провёл не один десяток битв. Именно адмирал Ушаков помог России утвердиться на берегах Чёрного моря. Но важнее всего для него была христианская вера и Божьи заповеди. Ушаков любил людей, был скор и щедр на помощь, жертвовал всем, что имел, хранил благочестие, был защитником православного мира. Своими делами Ушаков прославлял Бога, мы же теперь славим и чтим его самого как святого.
Предлагаем вам познакомиться с двумя главами из готовящейся книги.
Приобрести и прочесть книгу целиком можно будет совсем скоро - в декабре. Заходите в онлайн-магазин издательства "Символик": http://www.simvolik.ru


Необыкновенный и отважный манёвр

Турецкий султан видел, что проигрывает войну и на суше, и на море. Но он всё ещё не хотел заключать мир с Россией и думал нанести ей сокрушительный удар. Свои надежды он возложил на турецкий флот. Чтобы усилить эскадру, султан даже призвал на помощь алжирских пиратов во главе с отчаянным морским разбойником Сеид-Али. 
— О великий! Я привезу тебе Ушак-пашу в цепях и в железной клетке! — пообещал алжирец султану.
Русское командование тоже понимало, что предстоит решающее сражение. Потёмкин наставлял Ушакова: 
— Молитесь Богу! Господь нам поможет, положитесь на Него. Ободрите команду и зажгите в ней желание битвы. Милость Божия с вами!
В последний день июля 1791 года русская эскадра обнаружила турецкий флот возле мыса Калиакрия (сейчас это земля Болгарии). У турок снова было преимущество в кораблях и в пушках. Но это уже не имело никакого значения. Фёдор Фёдорович опять решил изумить врага небывалым манёвром. 
Его корабли шли тремя колоннами. Не сбавляя хода, Ушаков повёл их между султанской эскадрой и берегом, откуда палили турецкие пушки. Наши моряки показали высокое мастерство, умело направляя корабли, уходя от опасных прибрежных скал и вражеских ядер. И главное — они поймали ветер в паруса! А это уже половина победы. 
Ошеломлённые такой смелостью турки в спешке обрубали якоря, ставили паруса. Их корабли врезались друг в друга, пытаясь выстроиться в линию. Когда разгорелся бой, турецкие суда оказались так стиснуты, что их пушки попадали в своих же. К тому же корабли укрывались друг за дружкой от русских ядер! 
Алжирец Сеид-Али со своими пиратами вознамерился обойти русскую эскадру. Ушаков на «Рождестве Христовом» погнался за его кораблём. Первым же выстрелом с русского флагмана у врага разворотило мачту. Хвастливый главарь пиратов был ранен отлетевшей от неё щепой. Его отнесли в каюту. Он уже не видел, как русские артиллеристы разнесли вдребезги его корабль и почти весь турецкий флот. А Фёдор Фёдорович, знавший о словах алжирца про клетку, погрозил ему кулаком: 
— Сеид-Али, бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания султану! 
Остатки разбитой турецкой эскадры едва доплыли до Стамбула. Вид их был жалок. Корабль грозного пирата Сеид-Али даже стал тонуть на виду у города, пушечными выстрелами прося о помощи. Султан услышал горестное известие: 
— Великий! Твоего флота больше нет. 
Устрашённый, он тотчас приказал заключить мирный договор с Россией. Императрица Екатерина написала в одном своём письме, что султан, «заносившийся двадцать четыре часа тому назад, стал мягок и сговорчив, как телёнок».
Война была окончена. Россия отвоевала у Турции новые земли и утвердилась на Чёрном море. Истинными героями этой войны стали Суворов и Ушаков. 


В Севастополе


Море было для Фёдора Фёдоровича как родной дом. 
— Я всегда больше желаю быть на море, чем в гавани, — признавался он. 
Но когда завершилась война с Турцией, обязанности службы призвали Ушакова к сухопутным делам. Его повысили в звании до вице-адмирала. Как командующий Черноморским флотом он начальствовал и над Севастополем, городом военных моряков. 
В те годы Севастополь только строился. Он ещё не стал городом русской боевой славы. Бессмертная слава придёт к нему позже, в следующих столетиях, в других войнах. Пока же Фёдор Фёдорович делал всё для того, чтобы у молодого Черноморского флота была отлично обустроенная база. 
Он строил удобные пристани на берегах севастопольской бухты. Заботился о хорошем жилье для матросов, об их здоровье. В те годы люди в городе часто болели из-за того, что жили в низинах и дышали нездоровым воздухом, испарениями от болот. Ушаков велел перенести казармы матросов, госпитали и жилища мастеровых людей на возвышенные места, где чистый, целебный воздух. 
Фёдор Фёдорович вникал во все подробности городского и моряцкого быта. Он следил за тем, чтобы людей кормили хорошо и досыта, чтобы в городе было много колодцев с чистой питьевой водой, чтобы в госпиталях в достатке имелись лекарства. Иногда на всё это не хватало государственных денег или их присылали с опозданием. Тогда Фёдор Фёдорович отдавал свои личные средства, приговаривая:
— В собственных деньгах нужно быть щедрым, а в казённых — скупым.
Командир он был требовательный и начальник строгий. Тех, кто провинился, нарушил дисциплину на корабле или на суше, Фёдор Фёдорович наказывал, порой сурово. Он и сам не любил безделья и другим не позволял лениться. На кораблях его эскадры всегда кипела работа: будь то учение, или ремонт, или наведение чистоты и порядка. А первым примером для всех и всегда был сам Ушаков: 
— Я всей душою предан службе. Не только о собственном каком-либо интересе, но и о себе ничего не думаю, только об одной пользе государевой.
Для младших офицеров, а тем более для простых матросов было огромным счастьем служить под началом Ушакова. Хотя нередко, особенно в морских походах, приходилось и трудно, и несладко. 
— Запомните как непреложное правило, что командир корабля должен быть отцом всего экипажа и защитником других! — учил Ушаков офицеров. — Ему надлежит быть справедливым, правдолюбивым, благоразумно скромным, благотворительным. Военный начальник должен гнушаться корыстолюбия, зависти, ненависти, коварства и других пороков.
Таким он и сам был. Матросы и младшие командиры, поминая в разговорах адмирала, частенько называли его «отец родной». Говорили: «Батюшка наш Фёдор Фёдорович!» Обращались к нему просто по имени-отчеству, без звания. Велика была любовь моряков к Ушакову. Велико было и их доверие к нему. Оттого и не знал он поражений в битвах с врагом. Ведь итог сражения зависит не только от талантов командира, но и от того, сумеет ли он внушить своим подчинённым веру в победу. 
Ушаков умел вселять в людей дух победы. В этом ему помогала и православная вера. Он даже сравнивал моряцкую жизнь с монашеской: 
— Моряк, как и монах, должен постоянно молиться и трудиться. 
Сам Фёдор Фёдорович неукоснительно следовал этому правилу. В Севастополе он каждый день бывал в церкви, молился на утренних и вечерних богослужениях. На первых порах в городе был небольшой храм Святого Николая Чудотворца, покровителя моряков. Ушаков повелел его перестроить. Храм стал крупнее, просторнее, больше людей могло поместиться в нём для общей молитвы. 

Ушаков в детстве.jpg

Битва у Керчи.jpg

Пожилой Ушаков на молитве в храме.jpg


Возврат к списку