Узнайте о нашем производстве

КРУГОМ СЧАСТЬЕ рассказы для детей. Куликова Р.И.

Скачать бесплатно в формате fb2epub

Раиса Ивановна Куликова

КРУГОМ СЧАСТЬЕ
рассказы для детей



«У нас в доме доброта»

Мы с мамой любим, когда Новый год, когда ёлочка зажигает огоньки, а под ней рядышком Дедушка Мороз и Снегурка. Ёлочка у нас искусственная, а ростиком с меня. Стоит она себе на книжном шкафу, никому не мешает, но зато радость от неё расходится во все стороны. И даже переливается через нашу дверь в коридор. Это когда мы с мамой хохочем.
— Сколько можно, Алина? — спохватывается мама. — Завтра уже Восьмое марта. Деда Мороза и Снегурочку надо срочно от весны прятать: могут растаять.
— Не растают, — успокаиваю я маму. — Мы будем им мороженое каждый день покупать. По две порции каждому.
— По две порции? А не много? — И мама с хитрой усмешкой глядит на меня. — Да у них же горло разболится.
— Не разболится! — И я облизываю губы языком. — Они же сами из зимы сделаны.
И мы с мамой, поняв друг друга, хохочем и падаем на диван.
Вдруг кто-то позвонил в дверь. Это пришла тётя Зина, наша соседка. Я люблю её за то, что она большая, как гора, а ещё у неё такой же большой умный ум.
— Слышу, хохочете. А у меня — ревизия на работе, — вздыхает она, — дай, думаю, зайду, может, про ревизию хоть на минуточку забуду.
— Милости просим, — говорит мама и усаживает тётю Зину на стул. Стул под тётей Зиной громко скрипит, ведь в ней, наверно, сто килограммов личного веса. А ещё бусы, серьги, кольца, тушь на ресницах, помада на двух губах, пудра на двух щеках, лбу и подбородке. Всё это под килограмм точно потянет.
— Ой, ёлочка! — говорит тётя Зина, поглядев на шкаф. — Да у вас ёлочка ещё стоит! Вот отчего вы радуетесь.
— Да! — соглашается мама. — И от этого тоже.
— У нас Новый год — круглый год! — добавляю я. — И мы приглашаем вас в хоровод! — И я беру маму за руку.
— Хороводы с детства люблю! — смеётся тётя Зина. Она тут же вскакивает со стула и протягивает нам руки. Мама включает музыку, и мы начинаем танцевать, значит, подпрыгивать по кругу.
— Здорово! — кричу я и предлагаю: — А что если нам песню на скаку сочинить?
Обе танцорки молчат. Тогда первую строчку сочинила я: «Тра-та-та!» Потом и мама поднатужилась и придумала вторую: «Тра-та-та!» А третью строчку, подпрыгивая на одной ножке, пробасила сразу помолодевшая тётя Зина: «Тра-та-та!» После этого поэзия стала выпрыгивать из нас троих по очереди:
— Тра-та-та!
— Тра-та-та!
— Тра-та-та-та-та-та!
— Тра-та-та!
— Тра-та-та!
— Тра-та-та-та-та — та!
— У нас в доме доброта!
Последнюю строчку мы сочинили одновременно с мамой, и она получилась самой лучшей!!!


Лучше всех!

— Моя мама лучше всех, потому что самая сильная! — сказал медвежонок. — Она одной левой может папу поднять.
— Не-е, это моя мама лучше всех! — не согласился зайчонок. — У мамы самые длинные уши в лесу. Она — самая красивая красавица! Она…
— Придумал тоже, — перебил бельчонок. — Лучше всех — моя! Никто в лесу быстрей мамы по ёлкам не прыгает.
— Да вы что? — удивилась девочка Маша, услышав разговор своих игрушек. — Моя мама, конечно, не самая сильная, уши у неё не самые длинные, и чтоб по ёлкам… что-то я никогда не видела. Но всё равно моя мама лучше всех, потому что… потому… да потому что она МОЯ ЛЮБИМАЯ МАМА! Вот!


Кругом счастье

Утром мама разбила тарелку.
— Это к счастью! — сказала она, рассматривая осколки.
— Почему? — спросила я.
— Мыть не надо, — засмеялась мама.
Вечером мама опять разбила тарелку.
— А тарелка-то была чистой, уже вымытой. Интересно, что ты теперь скажешь? — хмыкнула я, глядя на маму. — Опять к счастью?
— Не к счастью, а от счастья, — сказала мама, смеясь. — Тарелка разбилась от счастья. Наконец-то дождалась, что её помыли.
— У тебя, мама, кругом счастье! Счастья много, а посуды мало.
— И слава Богу, что мало, — улыбается мама. — Богу виднее. А ты что хочешь, чтобы было наоборот?


Почему вредно вредничать?

Сегодня на дворе чудесная погода. Тепло, солнечно. А снег какой липкий! Самый что ни на есть строительный! Поэтому Степашка и Филя после обеда лепят во дворе снеговика. Вдруг около них, обдав фонтаном мокрого снега, останавливается снегокат.
— Привет! — слышат они знакомый вредный голос.
За рулём сидит Врединка. Она в горнолыжном костюме и шлеме.
— А я вот на снегокате рулю! А вам, из вредности, не дам! Не дам! Даже не просите! — дразнит она друзей.
— А мы и не просим, — отвернулся от неё Степашка.
— Не мешай нам! — буркнул Филя и продолжил катать комок.
— Ах так? — прошептала Врединка и рванула с места.
— Осторожней, Врединка! — крикнул ей вслед Филя.
— Разве так можно гонять? — забеспокоился Степашка.
Но Врединка уже скрылась за домом.
Прошёл час. Три огромных комка превратились в огромного снеговика. Чтобы он не упал, друзья прислонили его к фонарному столбу.
— Вот это да! — залюбовался снеговиком Филя. — А как мы назовём нашего богатыря у фонаря?
— Фонарный баб! — предложил Степашка. — Только надо его срочно приодеть. У него ни лица, ни одёжки.
Друзья принесли из дома корзину со всякой всячиной. И вот у Фонарного баба появились глаза — фасольки, нос — морковка. Рот — мандарин. Уши — две деревянные расписные ложки.
— Такими ушами можно не только слушать! — засмеялся Филя. — Но и кушать, когда проголодаешься.
Затем длинный синий шарф обвил шею снеговика. А на голове появилась спортивная шапочка с синим помпоном. Это ещё не всё! Фонарный баб гордо стоял на старых Филиных лыжах. Друзья не могли им налюбоваться. Но вот поднялся сильный ветер. Повалил крупный снег. Надо было идти домой. Вдруг вдалеке показался знакомый снегокат.
«Я сейчас, из вредности, забодаю их снеговика», — решила Врединка. Она не заметила, что тот прислонился к фонарю.
БА-БАХ!!!
Врединка отлетела в одну сторону. Снегокат в другую. А Фонарный баб свалился на бок. Филя и Степашка бросились к Врединке.
— Я же говорил: «Осторожней!» — И Филя поднял её.
— Ты не ушиблась? — И Степашка отряхнул Врединку от снега.
— Нет! Нет! Простите меня… — всхлипнула она. — Можно я завтра помогу вам лечить снеговика? — спросила она и подумала: «Вредничать-то, оказывается, вон как вредно!»
— Можно! — улыбнулся Степашка. — А ещё мы пригласим Мишутку, Хрюшу и Каркушу. Чем больше докторов, тем быстрей наш Фонарный баб выздоровеет!
Потом втроём они поставили снегокат на ноги и пошли пить чай. Чай был горячий, душистый, вприкуску с весёлыми разговорами! Чем вредничать, лучше чай пить!


Главней всего порядок в доме

Дружили жук и гусеница. Вот как-то пригласила гусеница жука в гости. Поставила хозяйка посредине стола кастрюлю и предлагает жуку по очереди чай из неё хлебать.
— А где же твои чашки? — поморщился жук.
— Неделю ищу, не найду, — вздохнула гусеница, отхлёбывая чая из кастрюли.
— А ты бы свой домик, кумушка, убрала, глядишь, и чашки бы нашлись! — рассердился жук. — Не буду я пить твой кастрюльный чай. Ни за что! — И топнул ногой.
Посмотрела гусеница на босую ногу жука и промолвила с ухмылкой:
— И ты ведь не лучше меня, дружок. Второй год не найдёшь свой четвёртый ботинок с левой ноги.
— А ты…
— А ты…
— А ты-то…
Слово за слово… Толкнул легонько жук гусеницу. Она и свалилась со стула на пол. А там столько мусора, что бедняга в него провалилась.
— Где ты, подруга? Отзовись! — кричит встревоженный жук, разгребая мусор.
«Вот дела! — думает. — Кому скажи — не поверят: гусеница в собственном доме потерялась».
Только к вечеру выбралась гусеница из мусора. Жука, конечно, уже нет. Оглядела она своё жилище и вздохнула:
— В таком беспорядке всех друзей можно растерять.
Целую неделю убирала она свой домик, а потом и жуку помогла навести порядок у себя.
Домики у них стали чистенькие, светлые! Любо-дорого посмотреть! Теперь гусеница и жук не спорят. Каждый вечер пьют по очереди друг у друга чай из белоснежных чашек, заедают ватрушками да любимую песню поют: «Главней всего порядок в доме!»
А ведь верно! Когда порядок в доме, тогда и в дружбе порядок… Да и в жизни!